Автоматизация и роботизация производства. Экспертный опрос. Часть первая
19 ДЕКАБРЯ 2018
Тема роботизации и автоматизации производства на сегодняшний день является одной из ключевых в процессе перехода к концепции «Индустрия 4.0». Каждый день мы видим сообщения о разработке новых технологий и решений, которые предлагается внедрять на предприятиях для увеличения производительности и эффективности производства.

В этом материале исследователи портала Robogeek попытались выяснить, нужна ли сегодня автоматизация и роботизация каждому предприятию, почему в России такой низкий уровень роботизации производства и стоит ли людям опасаться за свои рабочие места, которые могут занять роботы. Мы задали несколько вопросов экспертам — представителям компаний, так или иначе связанным с внедрением роботизированных или автоматических систем на предприятиях, цифровой трансформацией и IT-технологиями.
Сергей Юдовский, руководитель и сооснователь ЦРИИ — Центра Роботизации и Искусственного Интеллекта:

1. На Ваш взгляд, является ли автоматизация производства необходимым процессом для развития любого предприятия?

Наша философия состоит в том, что любой рутинный труд, выполняемый человеком, должен быть максимально автоматизирован, чтобы люди могли сфокусироваться на когнитивных аналитических задачах, которые роботизированные системы пока не в состоянии выполнить. Человеческий ресурс является крайне ценным, чтобы позволить его расходовать на те направления, где машины справляются лучше. Однако есть два исключения из данного правила, впрочем, достаточно редких. Во-первых, пока производственные и бизнес-процессы не отлажены, им требуется гибкость, которую автоматизированные системы обеспечить не могут. Так, множество автомобилей Tesla были собраны вручную, хотя финансовые ресурсы компании могли позволить запуск производственной линии в первый день. Во-вторых, добавочная стоимость продукта может сильно зависеть от использования человеческих знаний и навыков, которые невозможно кодифицировать, так называемое ремесленное know-how. По этой причине производитель роялей Steinwey до сих пор производит критические компоненты вручную, десятилетиями вкладываясь в тренинг своих сотрудников. В их премиум-сегменте они являются непоколебимым лидером, хотя рынок в целом принадлежит компании Yamaha, которая почти полностью автоматизировала производство, но не может соревноваться со Steinwey в звуковых характеристиках. Однако представить себе такую ситуацию на рынке мобильных телефонов крайне затруднительно.

2. Как Вы думаете, с чем связан низкий уровень внедрения промышленных роботов на производстве в России относительно других стран?

Основным фактором является в целом низкий, по сравнению со многими зарубежными отраслями, уровень капитальных инвестиций в производство. Это, кстати, не касается инвестиций в IT-автоматизацию, например, Robotic Process Automation (RPA). Здесь мы видим сравнимый с зарубежным запрос со стороны собственников. Также большую роль играет низкая стандартизация компонентов и отдельных деталей – чем больше ассортимент промежуточной продукции, тем меньшую отдачу на автоматизацию производства дают инвестиции.

3. Если говорить о человеческом ресурсе, считаете ли Вы уместными опасения, что роботы лишат людей рабочих мест?

Нет ни одной объективной причины, кроме возможной смены «общественного договора» и вообще устройства экономики, при которой роботы не вытеснят людей в выполнении рутинной работы. Достаточно банальный критерий — чем меньше работнику приходится «задумываться» в течение дня, тем в большей группе риска он находится. А так как технологии Machine Learning и AI не стоят на месте, становятся «умнее», то мы все в какой-то степени находимся в группе риска. Положения теории Адама Смита об эффективности свободного рынка строились вокруг кооперации «капиталист»-«наемный сотрудник», однако последний может покинуть эту связку, когда капиталист сможет практически полностью автоматизировать исполнение своей предпринимательской задумки. Не даром столько разговоров идет в последнее время про «безусловно базовый доход», предлагаемый людям взамен трудоустройства (основополагающее «право на труд» политики в будущем уже не смогут гарантировать). Это может звучать утопично, но многие предприниматели, обычно в цифровой экономике, стараются уже сейчас минимизировать человеческий вклад и оперируют связками RPA-роботов, например, для автоматической торговли товарами и услугами.

4. Каким образом уровень автоматизации и роботизации предприятий влияет на качественные/количественные показатели в Вашей отрасли?

Не совсем релевантный вопрос, так как мы являемся экспертами-консультантам в роботизации процессов, работающими во многих отраслях. Применительно к производству мы видим падение уровня загрузки сотрудников back-офиса, так как периодическая (например, ежемесячная) рутинная работа, рождающая необходимость переработок, автоматизируется. Сотрудники получают больше возможности уделять внимание качеству работы, поиску новых подходов к решению задач. Работники, часть труда которых автоматизируется, в целом получают больше удовольствия от результата и дают большую отдачу (избавленные от нелюбимой рутины).

Дмитрий Хливецкий, руководитель направления департамента бизнес-решений группы компаний Softline в Сибири и на Дальнем Востоке:

1. На Ваш взгляд, является ли автоматизация производства необходимым процессом для развития любого предприятия?

В текущих реалиях автоматизация производства – это необходимость для любого предприятия. Уровень цифровизации бизнеса сейчас настолько высок, что, если организация не рассматривает внедрение автоматизации в той или иной перспективе, она вряд ли сможет продолжать конкурировать на рынке. К тому же затраты на модернизацию и поддержание инфраструктуры при правильном подходе могут окупаться довольно быстро. Поэтому не стоит бояться изменений, но важно найти грамотного ИТ-консультанта, способного помочь выбрать подходящие технологические решения, которые смогут решить бизнес-задачи компании.

2. Как Вы думаете, с чем связан низкий уровень внедрения промышленных роботов на производстве в России относительно других стран?

Можно выделить два основных фактора, которые тормозят развитие промышленной робототехники в России. Прежде всего, на данный момент не существует отечественных решений должного уровня в этой области. Основные поставщики промышленных роботов — это Япония и США, на рынке также присутствуют решения Германии и Швеции. Постоянно меняющийся курс валют и дорогая логистика делают такие решения довольно дорогостоящими и доступными ограниченному числу заказчиков в РФ. Кроме того, для работы с роботами нужен квалифицированный обслуживающий персонал, при этом грамотных специалистов в области промышленной роботизации, да и просто квалифицированного персонала по работе на конкретном оборудовании на российском рынке найти достаточно проблематично. Поэтому многие компании предпочитают работать по хорошо отлаженным, а иногда просто устоявшимся бизнес процессам, и «всех всё устраивает».

3. Если говорить о человеческом ресурсе, считаете ли Вы уместными опасения, что роботы лишат людей рабочих мест?

Опасения о том, что роботы смогут лишить мест живых работников, не далеки от истины – действительно, автоматизированная система может выполнять рутинные операции гораздо быстрее и эффективнее, она не устает и может функционировать круглосуточно. Но, безусловно, до полной замены людей роботами еще очень далеко. В российских компаниях сейчас активно идет процесс автоматизации разного уровня. В крупных компаниях уже внедряются промышленные роботы, технологии машинного зрения, начинается бум технологий, связанных с использованием нейронных сетей и машинного обучения. Тенденция по отказу от низкоквалифицированного труда наблюдается даже в небольших растущих организациях: проще приобрести робота, чем расширить штат в несколько раз. Наша компания сейчас активно продвигает решения по RPA (Robotic Process Automation) – концепцию, в рамках которой отдельные бизнес-процессы и даже целые функции могут быть заменены программными роботами. Например, с помощью RPA можно автоматизировать оформление справок 2-НДФЛ, которые сейчас практически повсеместно делаются «живым» инспектором по кадрам. Накопленный опыт практического внедрения и складывающаяся социо-экономическая обстановка показывают, что пройти «барьер настороженности», связанный с RPA, в России получается проще, чем во многих других странах. На это есть две причины — перегруженность россиян рутинными операциями и надвигающийся дефицит на рынке труда. Фактически, перед национальной экономикой в ближайшее десятилетие стоит уникальная возможность решить эти задачи и повысить производительность труда за счет автоматизации производства. За счет программных роботов Россия может улучшить свои позиции в рейтинге продуктивности труда – сейчас наша страна находится практически в самом низу этого рейтинга.

4. Каким образом уровень автоматизации и роботизации предприятий влияет на качественные/количественные показатели в Вашей отрасли?

Softline — крупная компания с огромным штатом сотрудников и разветвленными бизнес-процессами. Наладить качественную работу такого огромного количества людей вручную практически невозможно. Автоматизация помогает специалистам сконцентрироваться на ключевых задачах, не отвлекаясь на рутинные операции. Мы подсчитали, что один робот может обрабатывать небольшие бухгалтерские документы в 17 раз быстрее человека. А сколько времени нужно, чтобы свести данные и собрать необходимые отчеты для каждого уровня руководителей? Формирование одного отчета может занять у человека от нескольких часов до целого рабочего дня. И тут на помощь приходят системы бизнес аналитики, которые могут формировать эти отчеты, собирая данные со всех необходимых источников в автоматическом режиме за считанные минуты. При этом, в отличие от человека, робот не ошибается. Каждому знакома ситуация, когда неточности в документах происходят просто по причине усталости от большого числа однообразных действий. Роботу подобное неведомо, хорошо отлаженная система работает 24 часа в сутки 7 дней в неделю 365 дней в году, не болеет, не обедает, не уходит пораньше. Он неподкупен, легко переобучаем, не подвержен эмоциональным перепадам. И служит единственной цели: приносить компании доход.

Владимир Максимов, руководитель департамента развития новых направлений бизнеса ООО «Тошиба Рус»:

1. На Ваш взгляд, является ли автоматизация производства необходимым процессом для развития любого предприятия? Или возможны исключения?

Автоматизация производства не просто является важным фактором для развития любого предприятия — это единственно возможный путь в условиях третьей промышленной революции, которая сейчас и происходит. В период первой промышленной революции ручной труд был заменен на механизмы, вторая революция ознаменовалась приходом электричества и химикатов, третья же заключается в глубокой автоматизации производств. Предел развития производств в прежних условиях давно достигнут, для роста эффективности и производительности труда необходимо передать компьютерам все функции управления и контроля, ранее выполнявшиеся человеком.

2. Как Вы думаете, с чем связан низкий уровень внедрения промышленных роботов на производстве в России относительно других стран?

Первая причина, я полагаю, в неправильном представлении о роботизации, которое, вероятно, сложилось в нашей стране. Современный робот — это давно не простейшее разгрузочно-погрузочное устройство для обслуживания станков и выполнения рутинных операций. К сожалению, именно этот стереотип в сочетании с избытком недорогой рабочей силы привел к поверхностному пониманию роботизации производства и, как следствие, сомнениям в ее целесообразности.

Ещё на процесс роботизации промышленности в России негативно влияют проблемы при закупках и наладке импортного оборудования. Технологии роботизированных производств — это не смартфон, который в любой момент может приобрести любой человек за известную цену. Ведущие концерны уделяют большое внимание распространению и контролю над своими продуктами, стараясь не допускать утечек технологий и разработок, составляющих коммерческую тайну. Любым закупкам подобного оборудования предшествуют долгие переговоры с производителем, и нет гарантии, что они закончатся успешно, так как конечное решение о продаже принимается именно на стороне продавца, а отнюдь не покупателя, а в технологически развитых странах существуют гласные и негласные ограничения на поставку в Россию технологий и оборудования, которые накладываются на весьма настороженное отношение зарубежных компаний к российским заказчикам.

На медленную роботизацию производств влияет и отсутствие у российских компаний собственного опыта внедрения роботов и понимания промышленной робототехники как средства обеспечения конкурентоспособности машиностроительного производства. Не хватает квалифицированных кадров для наладки оборудования и тем более ощущается острая нехватка местных специалистов, способных спроектировать собственные роботизированные ячейки и линии, внедрить роботов и осуществить технологическую подготовку производства. Получается ситуация, когда одни не могут продать технологии, а другие не понимают, как их применять. По оценкам IFR за 2016 год, на 10 тысяч работников в России приходится всего 3 промышленных робота. Для сравнения, в Южной Корее их 631 на то же число людей, а в США — 189. Позитивной новостью стал рост спроса на промышленных роботов в России на 84% в 2017 году.

3. Каким образом уровень автоматизации и роботизации предприятий влияет на качественные/количественные показатели в Вашей отрасли?

Автоматизация и роботизация предприятий колоссально влияет на качественные и количественные показатели бизнеса. У Toshiba есть успешный и долгий опыт сотрудничества и роботизации почтовых сортировочных центров. За последние четыре года благодаря автоматизации сортировки Почте России удалось увеличить число обрабатываемых международных отправлений в 30 раз, а время доставки товаров из Москвы в крупные города сократилось в 2 раза. Количество жалоб клиентов на скорость и качество доставки сократилось в 9 раз! Оптимизация ручного труда и применение устаревших технологий не позволило бы и отдаленно достичь таких показателей.

Во всех отраслях, где ведется тщательная продуманная роботизация, виден впечатляющий рост эффективности при снижении затрат. Необходимость автоматизации предприятий уже не обсуждается – она строго необходима, и в ближайшие годы в России это станет очевидно всем. Есть проблемы, которые разумней решить не импортом, а собственными силами. Например, с использованием стандартного ПО невозможно наладить согласованную автоматическую работу нескольких роботов от разных производителей из-за отсутствия доступа к опционам сенсорики и некоторым интерфейсам — коммерческие роботы поставляются с готовой «закрытой» системой, несовместимой с чужими продуктами.

Российским разработчикам важно сосредоточиться именно на создании систем управления для технологических роботов, что уменьшит зависимость от зарубежных, крайне дорогих и закрытых продуктов. Без системы управления выпуск собственных технологических роботов и развитие собственных роботизированных технологий невозможны. Без разработки собственных ноу-хау Россия останется в роли догоняющего по отношению к зарубежным конкурентам.

Андрей Спиридонов, основатель и генеральный директор Aripix Robotics (российский производитель промышленных роботов-манипуляторов):

1. На Ваш взгляд, является ли автоматизация производства необходимым процессом для развития любого предприятия? Или возможны исключения?

На мой взгляд, автоматизация производства необходима для развития практически любого предприятия — исключение рутинного, неквалифицированного, тяжелого и опасного для здоровья человека ручного труда и замена работников на таких производственных участках роботами, прежде всего создаст огромный потенциал для развития предприятия. Вот основные выгоды, которые получает промышленное предприятие при автоматизации производственных процессов:

  • Увеличение производительности и снижение себестоимости продукта – получение конкурентных преимуществ.
  • Снижение влияния человеческого фактора на производство и конечный продукт.
  • Возможность быстро и адекватно подстраиваться под рынок, реагировать на сезонные колебания спроса – от месяца к месяцу объем реализации продукции может колебаться очень существенно.
  • Снижение рисков затоваривания складов, уменьшение остатков на складах и свободные оборотные средства.
2. Как Вы думаете, с чем связан низкий уровень внедрения промышленных роботов на производстве в России относительно других стран?

На рынке робототехники сейчас в основном немецкие, японские и американские производители. С учетом девальвации рубля стоимость зарубежного оборудования для большинства российских промышленных предприятий очень высока. Дорогое импортное оборудование в нашей стране не окупается — для многих заводов важна окупаемость оборудования до 2х лет. Планировать далее 2-3 лет не оптимально, потому что у промышленников нет гарантии загрузки оборудования 24 \ 7в течение 3 и более лет. Поэтому импортных роботов заводы не ставят (они окупаются за 3-5 лет), а продолжают использовать дешевый человеческий труд: при уровне существующих на рынке зарплат невыгодно заменять рабочего, зарабатывающего 40 000 руб. в мес., роботом, который стоит 9 млн руб. В результате процесс роботизации производств в РФ пока идет медленно, по данным Международной федерации робототехники в РФ на 10000 рабочих приходится 3 промышленных робота, в среднем по миру – 69, а в лидирующих Японии, США и Германии – более 100. Похожая ситуация по доле внедрения станков с ЧПУ: в Японии более 90%, в США и Германии – более 70%, в Китае – около 30%, в России в 2016 году было только 10%.

В марте 2019 Aripix Robotics – российский производитель 6-осевых промышленных роботов-манипуляторов – запускает серийное производство роботов класса «pick and place» Aripix 1. В листе предзаказов Aripix Robotics более 40 российских промышленных предприятий. Стоимость до 2 млн руб позволяет окупить внедрение Aripix 1 менее, чем за год эксплуатации, что делает роботизацию и автоматизацию доступной для отечественных компаний.

3. Если говорить о человеческом ресурсе, считаете ли Вы уместными опасения, что роботы лишат людей рабочих мест? Аргументируйте свою точку зрения.

Внедрение роботов не лишит людей работы, а значительно облегчит ее, исключит вредные и опасные для здоровья специальности. Появятся новые профессии и специальности – роботами кто-то должен будет управлять, ремонтировать их, проводить их техническое обслуживание, анализировать данные, поступающие от автоматизированных систем. Да, людям придется освоить новые специальности, пройти обучение и переподготовку, но это не очень сложные знания, большинство роботизированных и автоматизированных систем имеют очень дружественный интерфейс и не сложнее в управлении, чем смартфон, уже привычный для наших соотечественников. Наша страна богата ресурсами (и природными, и интеллектуальными) и при этом имеет низкую плотность населения: у нас дефицит трудоспособного населения. Поэтому внедрение роботизированных и автоматизированных линий на наших производствах – это не катастрофа для людей, как это принято описывать, а, наоборот, единственно верное решение проблемы. Нам надо осознать, что без автоматизации и роботизации наши предприятия быстро потеряют конкурентоспособность в мире. Главное, чтобы машины пришли на помощь людям вовремя.

ИСТОЧНИК
Made on
Tilda